Оригинал статьи: http://www.pravda.ru/science/useful/19-01-2012/1105133-iteph-0/

Драмы науки: в России уничтожают физику?

19.01.2012
 


ИТЭФ им. Алиханова

Наш спецвыпуск "Драм науки" посвящается серьезной проблеме, вставшей сегодня перед учеными нашей страны. Пока власти вовсю заявляют о поддержке науки, за их спиной ликвидируются целые институты. Опасность нависла над Институтом теоретической и экспериментальной физики (ИТЭФ) им. А.И. Алиханова. Его методично и целенаправленно уничтожают.

Следует заметить, что этот институт, открытый в 1945 году для решения задач, связанных с созданием тяжеловодного ядерного реактора для производства делящихся ядерных материалов и исследований в области космических лучей, является одним из ведущих отечественных научных и мировых центров теоретической и экспериментальной физики. Его авторитет весьма высок — по данным научной статистики, он занимает пятое место в индексе цитирования среди российских научных организаций. В этом учреждении трудились такие ученые с мировым именем, как Л. Д. Ландау и И. Я. Померанчук. Кроме того, и сейчас ряд сотрудников из ИТЭФ работают в составе многочисленных международных коллабораций, например, в ЦЕРНЕ.

Однако с самого начала своего существования институт был весьма "неудобен" для власти (хотя без него она тоже не могла). По словам его сотрудников "…постоянная угроза разгрома висела над ним еще с начала 60-х годов, когда был снят с должности директора его создатель — легендарный А. И. Алиханов, один из столпов советского ядерного проекта. Подобные истории повторялись неоднократно, но в конце концов власть всегда уступала, руководствуясь интересами государства и понимая, что исчезновение института нанесет невосполнимый урон стране, а интеллектуальные достижения невозможны в зарегулированной среде".

В общем, ИТЭФ, хоть и не без потерь, но все же относительно благополучно пережил все политические катаклизмы конца прошлого столетия. Сохранилась научная школа, оборудование (так, например, единственный ионный ускоритель в постсоветской России работает только здесь, а количество больных, пролеченных на медицинском пучке этого ускорителя, все еще одно из самых больших в стране). В институт все еще идут молодые специалисты, сотрудники публикуют множество статей, посвященных самым актуальным вопросам современной физики. Да и с зарплатами у ученых ИТЭФА, который долгое время находился "под крылом" Росатома (с 1992 года, когда в эту госкорпорацию было преобразовано Министерство атомной энергии и промышленности СССР) было не то что бы очень хорошо, но все-таки получше, чем в других НИИ.


Однако с 2009 года для ИТЭФ настали тяжелые времена. Летом директор Росатома Сергей Кириенко заявил, что в его ведении находится коммерческая организация, которая не может заниматься вопросами фундаментальной науки. И он предложил перевести ИТЭФ под крыло того учреждения, для которого поддержка именно этого научного направления была бы профильной задачей. В качестве таковой был назван НИЦ "Курчатовский институт". И, что самое главное, самих ученых об этом, как всегда, спросить "забыли".

Итак, пока сотрудники института обсуждали сложившееся положение, последовали конкретные правительственные решения, согласно которым, ИТЭФ передавался Курчатовскому институту (а в придачу еще и ИФВЭ (Институт физики высоких энергий) и Петербургский институт ядерной физики). И для сотрудников наступил весьма туманный и смутный "переходный период", который длился до начала нынешнего года. Казалось бы, чего бояться — радоваться нужно, что теперь судьбой института будут заниматься те, кто не понаслышке знаком с проблемами фундаментальной науки. Но головная организация — НИЦ "Курчатовский институт" — с самого начала повела себя достаточно странно.

Как рассказал "Правде.Ру" сотрудник ИТЭФ, заведующий лабораторией физики элементарных частиц доктор физико-математических наук Андрей Африканович Ростовцев: "Решение президента о передачи ИТЭФ Курчатовскому институту было давно, но за все это время его представители ни разу не посетили наш институт. С ними все эти годы не было вообще никакого взаимодействия. Это странно. Создается впечатление, что никакого живого научного интереса у них к ИТЭФ нет. Кроме того, по профилю финансирования видно, что ИТЭФ нужен Ковальчуку (директор НИЦ "Курчатовский институт". — Ред.) для веса, а не для того, чтобы приносить знания в области фундаментальных наук".


Однако нового директора в ИТЭФ из Курчатовского института все же прислали. Им в 2010 году стал бывший заместитель Ковальчука Юрий Федорович Козлов. И тут для института настали совсем черные дни. Обо всем, что творилось в ИТЭФ за время его "правления" рассказали в открытым письме, названном "ГУЛаг в Центре Москвы" (подробнее с ним можно ознакомиться здесь), завлабораторией теоретической физики доктор физико-математических наук Александр Горский, член-корреспондент РАН доктор физико-математических наук Алексей Морозов и зав. лабораторией 204 доктор физико-математических наук Павел Пахлов:

"Сегодня в качестве могильщика ИТЭФ выступает нынешний директор, Ю.Ф. Козлов, никак не связанный с фундаментальной наукой (до того, как стать заместителем Ковальчука, он работал в Зеленоградском институте материаловедения, был главным инженером, затем директором этого института, а после занимал пост начальника Управления поисковых исследований и новых технологий в Роснауке. — Ред.), чьи безумные действия, в лучшем случае, можно объяснять полной некомпетентностью. Запрещаются научные командировки, поездки на конференции, молодежные школы, создаются препятствия для работы со школьниками и студентами.

В довершение всего введен полный запрет на посещение территории ИТЭФ иностранными физиками и математиками. Свежий пример; совсем недавно в Москву приезжал из Стэнфордского Университета один из авторитетных американских ученых Стэнли Бродский. Хотя он неоднократно посещал институт, начиная с середины 70-х годов, на этот раз его впервые не пустили на территорию ИТЭФ, чтобы прочитать лекцию, а в качестве "компенсации" предложили провести несколько часов в помещении бывшей проходной, запретив пользоваться интернетом.

Он довольно точно определил увиденное — "GULAG-Light". Отметим, что нынешний ИТЭФ хорошо вписывается и в "финансовое" определение концлагеря, когда охрана получает больше, чем работающие внутри люди. Давно не было так стыдно за Россию".

По словам авторов письма, цель подобной политики: "… очевидна — заставить всех квалифицированных ученых уйти из института, а еще лучше уехать из страны, чтобы их лица не вызывали отрицательных эмоций и ничего не мешало бы за хорошие деньги импортировать мозги из-за рубежа… Очевидны уроки, которые получают студенты МГУ, МФТИ и МИФИ, на чьих глазах происходят эти события, немыслимые с точки зрения государства, заботящегося о своем будущем. Выводы, которые они сделают, не требуют особых комментариев".

Честно говоря, все это откровенно попахивает той самой "лысенковщиной" — методы, по крайней мере те же (Трофим Денисович, вероятно, весьма бы порадовался, узнав, что его учение о том, как надо уничтожать науку, до сих пор живет и побеждает). Но это еще не все — в предложенной ИТЭФ новым руководством программе оказались просто "вычеркнуты" такие направления исследовательской деятельности, как теоретическая и математическая, а также экспериментальная физики — все то, за что так ценится ИТЭФ во всем мире (Ковальчук и его помощники сочли их такими же ненужными "для народного хозяйства", как Лысенко — генетику), оставив лишь чисто прикладные, но непрофильные для института физику тяжелых ионов и ядерную медицину.

А ведь именно те, кто работают в области математической физики в ИТЭФ, заняты работами в такой важной сфере современной науки, как разработка теории суперструн. Получается, что это актуальное направление в нашей стране просто "закроют" — ведь денег на исследования, поездки и участие в конференциях сотрудникам, кто работает по данной тематике, никто давать не будет.

В бедственном положении оказались и экспериментальные направления. По словам Андрея Ростовцева: "ИТЭФ внес значительный вклад в строительство детекторов Большого адронного коллайдера. У нас там работают группы физиков, они ставят эксперименты. У нас также есть обязанности по обслуживанию детекторов.

Сами понимаете, что если в ИТЭФ это направление закроют, то в ЦЕРН никто не сможет ездить в командировки. Ведь денег на это никто не даст. Следовательно, придется прекратить ряд экспериментов. И все техники, обслуживающие сделанные нами, то есть в ИТЭФ приборы, тоже туда ездить не смогут. Значит, эти устройства никто не может использовать, и в итоге сорвется значительная часть работ. А это уже международный скандал — ведь чтобы подключить к работе группу из какого-нибудь западного института, нужны годы.

Или еще пример. У нас ведутся эксперименты по поиску знаменитой темной материи. В ИТЭФ сейчас разрабатывается уникальная методика с использованием сжиженных благородных газов на основе которой изготавливаются самые чувствительные детекторы. Этого не делают нигде во всем мире. В Англии, например, сейчас идет их запуск. Естественно, группы физиков и технологов из ИТЭФ принимают в этом самое непосредственное участие.

Если же и это направление "обрезать" — то опять получаем международный скандал, срыв совместных работ и массовый отъезд итэфовских специалистов из России. А что им еще делать — люди значительную часть жизни потратили на эти исследования, результаты уже близко, и тут такое… Понятно, что они будут искать способ продолжить свои исследования".

В довершение всего, ученым из ИТЭФ собираются резко сократить зарплаты — до шести тысяч рублей в ближайшие несколько месяцев. То есть все признаки целенаправленного уничтожения прославленного института действительно налицо. Но зачем это делается? По мнению сотрудников этого учреждения, трудно представить себе, что: "… целью президента было уничтожение ИТЭФ и банальный захват 37 гектаров земли в центральной части Москвы". Конечно, вообразить это трудно, но следует помнить, что в нашей стране возможно все, в том числе и подобная цель.

Однако есть мнение, что основной причиной этого "беспредела" является желание господина Ковальчука "подмять" под себя все ведущие физические НИИ нашей страны и создать особую "империю физики" с НИЦ "Курчатовский институт" во главе. Таким образом, теоретическая и прикладная физика будет монополизирована этой гигантской, но, увы, неэффективной в управлении (как и все империи) структурой (и все выделяемые на нее средства, а также почет и уважение — соответственно, тоже).

И для такого предположения есть основания — однажды, на встрече с Академиками РАН на их вопрос о том, каковы основания для слияния стольких институтов, г-н Ковальчук ответил, что "… есть два указа президента. Какие еще основания нужны?". Как же все это напоминает выпады товарища Лысенко, который в качестве аргументов в защиту своих бредовых проектов приводил не научные доводы, а замечание о том, что все они одобрены лично товарищем Сталиным. А ведь Трофим Денисович как раз пытался монополизировать все селекционное направление науки в СССР!

Самое обидное заключается в том, что ученые из ИТЭФ абсолютно ничего не могут поделать в данной ситуации. По словам Андрея Ростовцева: "… мы даже в суд подать не можем. Во-первых, потому, что просто законом не предусмотрена подобная процедура, а во-вторых — с кем судиться-то? С президентом что ли? Обращаться в органы власти бесполезно — мы уже пробовали, но там ни у кого просто нет стимула заниматься данной проблемой. Единственный способ — это попытаться вызвать реакцию общества. То есть всем рассказать о наших бедах со страниц СМИ и блогов. Может, хоть это чего-нибудь изменит".

Хочется надеяться, что наши власти все-таки прислушаются к голосу разума и остановят ликвидацию одного из самых известных НИИ России. Иначе, если этого не произойдет, то о какой модернизации может идти речь? Уничтожать-то, как известно легко, однако на восстановление ликвидированных научных школ и направлений исследований могут уйти годы. Будем надеяться, что до этого все-таки не дойдет…

Антон Евсеев