Оригинал: "Троицкий Вариант -- Наука" от 22 мая 2012 ( http://trv-science.ru/104N.pdf ), стр.11


Сила
в разнообразии моделей


Эту заметку докт. физ.-мат. наук, зав. лабораторией теоретической

физики ИТЭФ Александр Горский писал для одного журнала, но ее
там отказались публиковать, сочтя излишне резкой. Предлагаем ее
вниманию наших читателей.


Начало 50-х. По легенде, один из основателей
ИТЭФ Сергей Яковлевич Никитин закрутил
роман с оказавшейся в Москве францужен-
кой. Для «секретного физика» ситуация могла ока-
заться смертельно опасной после того, как был до-
нос и его вызвали вместе с секретарем парткома к
Берии. На вопрос Лаврентия Павловича: «Что вы мо-
жете сказать по этому поводу?» — ответ был: «Толь-
ко жене не рассказывайте». Берия рассмеялся и от-
пустил Никитина.

1956 год. Юрий Федорович Орлов после докла-
да Хрущева призывает к расформированию КПСС,
и в итоге расформирована парторганизация ИТЭФ.

1967 год. Расформировывается математическая ла-
боратория ИТЭФ под руководством Кронрода после
писем протеста против заключения в психиатриче-
скую больницу Есенина-Вольпина. В этой лаборато-
рии работал Н.Н. Константинов — создатель системы
физико-математических школ в СССР.

Читатель догадался, что эти истории не про поли-
тику, а про людей. Людей, которые были в состоянии
достигать серьезных целей. Людей, которых штучно
набирал мудрый Алиханов, который прекрасно по-
нимал, что только такие люди в состоянии привести
к успеху атомный проект. Блестящий специалист по
реакторам Никитин, блестящий специалист по уско-
рителям Орлов, один из лучших в свое время спе-
циалистов по ЭВМ Кронрод.

Я впервые оказался в ИТЭФ в 1982 году, и было
полное впечатление, что, захлопнув за собой дверь
проходной, ты оказался на другой планете. В дирек-
торском корпусе в воздухе можно было вешать то-
пор, настолько было «надумано». ИТЭФ был боль-
ше чем институт, это была модель существования,
где уверенные в себе люди занимались тем, что им
было предначертано. В институте была не иерархия
должностей, а иерархия репутаций. То, что институт
работал «по гамбургскому счету», подтверждало, что
модель правильна.

В 90-е институт покинуло много выдающихся
физиков, которые собрали вокруг себя маленькие
ИТЭФы на всех континентах. Почему не уехало
несколько десятков человек, которые могли лег-
ко найти работу за границей? Единого ответа нет,
и каждый может рассказать свою, наверняка инте-
ресную историю. Но их оказалось достаточно для
того, чтобы атмосфера ИТЭФа не была полностью
разрушена и критерии оценки результатов рабо-
ты остались старыми — гамбургскими.

Перенесемся в настоящее. Решение принято,
и ИТЭФ объединяют с Курчатовским институтом.
Решение, на первый взгляд, вполне удачное: объ-
единяются возможности институтов, сохраняется
территория, удается избежать опасности полукри-
минального акционирования. Казалось бы, госу-
дарство должно использовать достоинства ИТЭФа
в полной мере, но ситуация выглядит совершен-
но фантасмагорически. Ученые ИТЭФ защищают
от представителя государства то, что государство
должно защищать само. Долго ли будет продол-
жаться этот театр абсурда, сказать трудно, но на-
дежда, что здравый смысл всё-таки восторжеству-
ет, сохраняется. Требуется совсем немного — лишь
понять, что наличие разных моделей — нормаль-
ное явление и каждая из них работает для своей
цели, дополняя друг друга.

Кстати, на территории ИТЭФ есть церковь, рас-
положенная на историческом месте. С этого места
был совершен выстрел из пушки, заряженной пра-
хом Лжедмитрия, в сторону Польши.